Категории

Биология

Охрана природы, Экология, Природопользование

Технология

Психология, Общение, Человек

Математика

Литература, Лингвистика

Менеджмент (Теория управления и организации)

Экономическая теория, политэкономия, макроэкономика

Химия

Философия

Педагогика

Финансовое право

История государства и права зарубежных стран

География, Экономическая география

Физика

Искусство, Культура, Литература

Компьютерные сети

Материаловедение

Авиация

Программирование, Базы данных

Бухгалтерский учет

История

Уголовное право

Экскурсии и туризм

Маркетинг, товароведение, реклама

Социология

Религия

Культурология

Экологическое право

Физкультура и Спорт, Здоровье

Теория государства и права

История отечественного государства и права

Микроэкономика, экономика предприятия, предпринимательство

Нероссийское законодательство

Международные экономические и валютно-кредитные отношения

Политология, Политистория

Биржевое дело

Радиоэлектроника

Медицина

Пищевые продукты

Конституционное (государственное) право зарубежных стран

Государственное регулирование, Таможня, Налоги

Транспорт

Жилищное право

Гражданское право

Гражданское процессуальное право

Законодательство и право

Прокурорский надзор

Геология

Административное право

Историческая личность

Банковское дело и кредитование

Архитектура

Искусство

Конституционное (государственное) право России

Экономико-математическое моделирование

Право

Компьютеры и периферийные устройства

Астрономия

Программное обеспечение

Разное

Уголовное и уголовно-исполнительное право

Налоговое право

Техника

Компьютеры, Программирование

История экономических учений

Здоровье

Российское предпринимательское право

Физкультура и Спорт

Музыка

Правоохранительные органы

Экономика и Финансы

Международное право

Военная кафедра

Охрана правопорядка

Сельское хозяйство

Космонавтика

Юридическая психология

Ценные бумаги

Теория систем управления

Криминалистика и криминология




Рефераты на заказ в Ростове-на-Дону

Заказать контрольную работу в Москве

Литература эпохи оттепели

Оживилась не только писательская практика, но и критическая, исследовательская мысль.

Прошел ряд полезных дискуссий (о реализме, о современности в литературе и др.). Были восстановлены имена и опубликованы книги писателей, репрессированных в 30-е годы, таких как И. Бабель, П. Васильев, А. Веселый, М. Кольцов, Б. Корнилов, О. Мандельштам, Б. Пильняк и др. К читателю стали возвращаться долгое время не публиковавшиеся произведения А. Ахматовой, М. Булгакова, С. Есенина, М. Зощенко, Б. Пастернака, А. Платонова.

Процесс социально-культурного обновления уже в конце 50-х годов шел крайне сложно и внутренне противоречиво. В обществе и соответственно в литературной среде наметилось отчетливое размежевание, и даже противостояние двух сил.

Наряду с явно положительными тенденциями, публикацией новых произведений нередки были острые критические нападки, и даже организованные кампании против ряда писателей и произведений, обозначивших новый этап общественно-литературного развития (повесть Ильи Эренбурга «Оттепель» и его мемуары «Люди, годы, жизнь», романы Бориса Пастернака «Доктор Живаго», Владимира Дудинцева «Не хлебом единым», рассказы Александра Яшина «Рычаги», Даниила Гранина «Собственное мнение» и др.). Сюда же можно отнести грубые, проработочные выступления Н.С. Хрущева по адресу не которых деятелей искусства, молодых поэтов и прозаиков на встречах с творческой интеллигенцией в конце 1962 — начале 1963 г. Так, были подвергнуты беспардонному и некомпетентному критическому разносу произведения художника Роберта Фалька, скульптора Эрнста Неизвестного, поэта Андрея Вознесенского, кинорежиссера Марлена Хуциева и др. На протяжении всех 1950-х — 1960-х годов неоднократно проявлялись попытки повернуть общественно-литературный процесс вспять, продолжалась неутихающая борьба партийной номенклатуры и официоза против любых тенденций к обновлению, расширению художественно-эстетических возможностей литературы. Так, ожесточенным нападкам подверглись наиболее талантливые и острые произведения, опубликованные в сборниках «Литературная Москва» (1956) и альманахе «Тарусские страницы» (1961), в «Новом мире» А. Твардовского вплоть до его вынужденного ухода из журнала в 1970 г.

Позорные вехи этой борьбы — травля Бориса Пастернака, сопровождавшая присуждение ему Нобелевской премии, судебный процесс над Иосифом Бродским, обвиненным в «тунеядстве» и сосланным на Север, «дело» Андрея Синявского н Юлия Даниеля, осужденных за их художественные произведения, опубликованные за границей, преследования Александра Солженицына, Виктора Некрасова, Александра Галича и многих других. Тем не менее, главные тенденции развития литературы в 1950 — 1960-е годы выражались, прежде всего, в утверждении свободы творческой мыли и углублении жизненной и художественной правды, в обращении к важнейшим проблемам современности и стремлении глубже раскрыть внутренний, духовный мир современного человека, наконец, в интенсивных новаторских поисках многообразия жанров, форм, стилей, в наиболее полном личностном самораскрытии творческой индивидуальности художника. Мне кажется, что одна из особенностей и характерных черт литературы этого периода — возросший интерес к осмыслению закономерностей развития общества, к сложным проблемам и конфликтам времени, к тому, чтобы глубже и шире познать сегодняшний день в его связях с историческим прошлым, острее ставить и раскрывать жизненно важные вопросы (социальные, нравственные, философские, эстетические). С этим связано и обострившееся внимание к внутреннему миру человека, к судьбе личности, к индивидуальному началу в народной жизни. Это расширение и углубление гуманистического содержания литературы, пристальное внимание к народной душе, к ее нравственным основаниям и истокам наиболее ярко проявилось в «военной» и «деревенской» прозе. Свои специфические черты обнаружило, особенно на рубеже 50 — 60-х годов, и такое своеобразное направление или стилевое течение, как «молодежная», «лирико-исповедальная» проза, отразившая общий лирический «всплеск» в литературе того времени. Эпоха оттепели принесла в литературу множество интересных авторов и их произведений в своей работе я хочу рассказать о них и показать суть оттепели её роль в жизни обычных граждан советского общество. 1. Поэзия 1950-х — 1960-х годов В середине 50-х, а особенно в их второй половине и начале 60-х годов поэзия переживала творческий подъем.

Непосредственное воздействие на нее оказало начавшееся преодоление последствий «культа личности» И.В. Сталина, первые выступления против наследия тоталитаризма, командно-административной системы, сложный процесс утверждения демократических принципов жизни.

Именно в то время в литературу вступило новое поколение молодых поэтов.

Поэтическое слово зазвучало на многолюдных вечерах. Стали традицией Дни Поэзии, проводившиеся в разных городах, собиравшие многотысячные аудитории не только в Политехническом музее и концертных залах, но и во дворцах спорта и на стадионах.

Начался своеобразный эстрадный поэтический «бум». Как писал тогда в стихотворении «Что-то новое в мире...» (1954) поэт старшего поколения Леонид Мартынов: «Человечеству хочется песен. / Люди мыслят о лютне, о лире. / Мир без песен неинтересен». Следует заметить, что особенно велика, даже, пожалуй, приоритетна была тогда роль поэзии в отражении общественных настроений, в формировании нового общественного сознания, не скованного всевозможными запретами, — в преодолении догматизма и иллюстративности. Жизнь ставила перед литературой и искусством серьезные и острые проблемы. И, прежде всего надо отметить возросший интерес к реальным противоречиям, сложным конфликтам и ситуациям, к анализу внутреннего мира человека.

Стремление к жизненной конкретности, достоверности, факту, к раскрытию нравственных ценностей личности, неповторимой и самобытной человеческой индивидуальности нередко сочеталось с тягой к широте охвата бытия, к масштабности поэтического мышления, с его историзмом и философичностью, а также к утверждению приоритета общечеловеческого содержания литературы и искусства.

Важную роль в этих процессах сыграло освоение художественного опыта и традиций отечественной поэтической классики, в частности возвращение в литературу ряда имен крупнейших поэтов XX века: Анны Ахматовой, Сергея Есенина, Осипа Мандельштама, Марины Цветаевой и других. В середине 50-х годов приметы обновления и подъема отчетливо сказались в творчестве старшего поколения поэтов, по-своему переживавших и осмыслявших накопленный за предшествующие десятилетия «нравственный опыт эпохи», как писала Ольга Берггольц.

Именно они активно обращаются в стихах к событиям сегодняшнего дня и исторического прошлого, тяготеют к философско-поэтическому осмыслению жизни, ее «вечных» тем и вопросов.

Характерны в этом плане вышедшие в середине и второй половине десятилетия лирические книги Николая Асеева «Раздумья» (1955), Владимира Луговского «Солнцеворот» (1956), Николая Заболоцкого «Стихотворения» (1957), Михаила Светлова «Горизонт» (1959) и др. Как бы отозвавшись на страстные выступления Ольги Берггольц в защиту «самовыражения» и «Против ликвидации лирики» (так называлась ее статья в дискуссии 1954 г. в «Литературной газете» от 28 октября), в поэзии этих лет произошел своеобразный лирический «взрыв», сказавшийся и на литературе в целом: появилась «лирическая проза», принадлежавшая, кстати, тоже перу поэтов (О. Берггольц, В. Солоухина). В это время интенсивно развиваются жанры социально-философской и медитативной лирики (в широком диапазоне — от оды и элегии до «надписи на книге», сонета и эпиграммы), в том числе лирики природы и любви, а также сюжетно-лирической баллады, стихотворного рассказа и портрета, лирического цикла, многообразные формы лирической и лиро-эпической поэмы. На мой взгляд, обращением к насущным и сложным вопросам жизни, стремлением раскрыть глубинную суть событий современности, более пристальным взглядом на историческое прошлое страны были отмечены новые главы из лирических книг-эпопей А. Твардовского «За далью — даль» («Друг детства», «Так это было») и В. Луговского «Середина века» («Москва 1956»). Поэзия оттепели, на мой взгляд, принимает новую форму более свободную и раскрепощенную. В стихотворениях слышаться более смелые строки и в целом поэзия становиться гораздо ближе к народу. Не смотря на это мне кажется ЦК КПСС следила за поэтами и без условна была цензура Которая конечно не сравнилась с цензурой Сталина. Из поэтов эпохи оттепели мне понравилась поэтесса Ольга Берргольц мне показалась, что О. Берргольц очень смелая и обиженная судьбой женщина. Из биографии О. Берргольц я узнал, что она Была женой Бориса Корнилова. Когда в связи с его арестом ее, беременную, вызывали на допросы, то выбили сапогами ребенка из ее живота.

Несмотря на свою личную трагедию, Берггольц нашла в себе мужество стать радио глашатаем осажденного фашистами Ленинграда, призывая к мужеству измученных, голодающих сограждан. 2. Поэты эпохи оттепели 2.1 Настоящая поэзия не угасала даже в самые тяжелые периоды в жизни нашей литературы.

Свидетельство тому — послевоенное творчество Бориса Леонидовича Пастернака (1890—1960). Именно в это время им создаются такие шедевры, как «Гамлет», «Зимняя ночь», «Рассвет» (1946— 1947). В них отчетливо проступает острое ощущение неблагополучия в мире, осмысляются судьба и предназначение человека, — тем самым выражена активная, подлинно гуманистическая позиция художника.

Личность как бы вписывается в жизнь природы, в историю всего человечества. В стихотворениях «Осень», «Белая ночь», «Свадьба», «Разлука» — «вечные» темы (природа, любовь, жизнь и смерть, назначение художника) переплетаются с библейскими мотивами. Эти и другие произведения первоначально составили цикл «Старые мастера», в дальнейшем получивший название «Стихи из романа» и вошедшие в качестве заключительной 17-й главы в роман Б. Пастернака «Доктор Живаго» (1946—1955). Важнейшим среди них можно считать стихотворение «Гамлет» (1946), которое, пользуясь словами самого поэта, надо рассматривать как «драму долга и самоотречения драму высокого жребия, заповеданного подвига, вверенного предназначения» 1 . Шекспировский образ осмыслен поэтом глубоко личностно, социально-конкретно, и вместе с тем, несомненно, углубление его общечеловеческого содержания: Гул затих. Я вышел на подмотки.

Прислонясь к дверному косяку, Я ловлю в далеком отголоске, Что случится на моем веку. На меня наставлен сумрак ночи Тысячью биноклей на оси. Если только можно, авва отче, Чашу эту мимо пронеси.

Каждая строка и каждый образ стихотворения соединяются в цепочку дополнительных смыслов и ассоциаций, «заземляя» их в конкретно-исторические ситуации тех лет и одновременно протягивая нити к «вечным» образам и мотивам («Гул затих... На меня наставлен сумрак ночи... Но сейчас идет другая драма... Я один, все тонет в фарисействе...»). В общем, речь идет о судьбе и жизненном назначении человека — не только героя шекспировской трагедии, но и «Сына Человеческого», а также, конечно, героя романа Юрия Живаго и реального человека—поэта Б.Л. Пастернака. ____________________ 1 Пастернак Б. Избранное: В 2 т. М., 1985. т.1. С. 601 Но продуман распорядок действий, И неотвратим конец пути. Я один, все тонет в фарисействе. Жизнь прожить – не поле перейти. Что же касается других стихов, то в них гуманистические мотивы и концепции автора находят широкое и разнообразное воплощение, В стихотворении «Рассвет» (1947), впервые напечатанном в альманахе «День поэзии;» (1956), поэт, пожалуй, одним из первых затронул и тему беззаконий, репрессий времен культа личности. Не случайно оно, и особенно строки: «Мне к людям хочется в толпу, / В их утреннее оживленье. / Я все готов разнесть в щепу / И всех поставить на колени», — вызвало резкие нападки догматической критики. В основе ряда произведений названного цикла лежат вечные евангельские сюжеты и мотивы, нашедшие своеобразную трактовку и осмысление. Это служит расширению гуманистической концепции за счет общечеловеческих ценностей («Рождественская звезда», «Магдалина», «Гефсиманский сад» к др.). Атмосфера времени отчетливо ощутима в большом, состоящем из 44 стихотворений лирическом цикле Пастернака «Когда разгуляется» (1956— 1959), в котором все пронизано ощущением света, простора, очистительной свежести, обновляющегося хода жизни. Этот цикл очень симптоматичен для своего времени — начала нового важного периода в жизни страны, народа, в развитии литературы, поэзии.

Единство человека и мира, чувство обновления от слияния с ним — живым, звучащим, ярким, целостным в своем движении — с большой впечатляющей силой передано в строфах заглавного стихотворения: Когда в исходе дней дождливых Меж туч проглянет синева, Как небо празднично в прорывах, Как торжество полна трава! Стихает ветер, даль расчистив.

Разлито солнце по земле.

Просвечивает зелень листьев, Как живопись в цветном стекле.

Пейзажные картины и образы выразительно и поэтически точно передают общее настроение и мироощущение художника. На наших глазах природа одухотворяется, поэт прикасается к ее тайне, сливается с ней. От зарисовок со сравнениями преимущественно бытового плана («Большое озеро как блюдо»; лес, который — «То весь горит, то черной тенью / Насевшей копоти покрыт») поэт переходит к одушевлению природных явлений («небо празднично», «торжества полна трава») и далее к сравнениям иного характера — он ощущает себя в храме природы, испытывает прикосновение к тайне вечности («В церковной росписи оконниц / Так в вечность смотрят изнутри...»; «Как будто внутренность собора — / Простор земли...»). И это чувство освобождения, чистоты, умиротворенности от духовного слияния с миром великолепно передано в заключительной строфе: Природа, мир, тайник вселенной, Я службу долгую твою.

Объятый дрожью сокровенной, В слезах от счастья отстою. В стихах Пастернака отчетливо проявляются пластически-живописное и музыкальное начала, в них развиваются философские мотивы лирики, восходящие к традициям русской поэтической классики.

Вечные темы предстают здесь в их новизне и неповторимости.

Природа, любовь, искусство, человек — сплавлены в ткани стиха. «Живое чудо» бескрайнего мира и — «сердца тайно светящийся пласт» составляют одно целое.

Несомненно, важнейшими в творчестве Пастернака являются лирика природы и любви, пейзажные и интимно-лирические образы и мотивы («Ева», «Без названия», «Единственные дни» и другие сти хи). Но поэту свойственно и глубокое чувство времени — современности и истории, раскрывающееся нередко через повседневное течение событий, их естественный круговорот, зорко подмеченные пейзажные и бытовые детали. О многом говорят и сами названия стихотворений: «Весна в лесу», «Июль», «Осенний лес», «Заморозки», «Ненастье», «Первый снег», «Снег идет», «После вьюги», «Зимние праздники»... Смена времен года, состояний природы, чутко улавливаемая и стихах Пастернака, передает естественный и сложный, но в целом обновляющийся ход жизни, движение времени-истории. Если в цикле «Стихи из романа» преобладали, скажем так, весенне-летние мотивы (ср. названия стихотворений: «Март», «Белая ночь», «Весенняя распутица», «Лето в городе», «Бабье лето», «Август» и лишь одно среди них — «Зимняя ночь»), то в цикле 1956-1959 гг. картина обратная, и на первом плане оказываются образные мотивы, связанные не с «оттепелью» и «весной», а, напротив, — с «ненастьем», «заморозками», «снегом» и «вьюгой». Для поэта характерно постоянное, очень конкретное одушевление, очеловечивание природы. В его стихах «сосна на солнце жмурится», лесной ручей «что-то хочет рассказать / Почти словами человека», «ветер бредет наугад / Все по той же заросшей тропинке»... ( другой стороны, для него органична глубинная связь: человек — все ленная — время. От обычного, ближайшего, сиюминутного, того, что окружает людей в их быту, к необычному, бескрайнему и вечному — таков путь развития поэтической мысли, который наглядно прослеживается в завершающем цикл стихотворении «Единственные дни» (1959). В нем вновь поэтически приоткрывается тайна жизни и времени: их бесконечное разнообразие, вечное движение и неповторимость каждого мига: На протяженье многих зим Я помню дни солнцеворота И каждый был неповторим И повторялся вновь без счета Человек неразделим здесь с жизнью природы, мира, естественным движением времени, с которым его объединяет, роднит любовь. Как всегда, обращает на себя внимание мастерство конкретных деталей, которые каждый раз выводят к обобщению, в большой окрестным мир («Дороги мокнут, с крыш течет, / И солнце греется на льдине»; «...И на деревьях в вышине /Потеют от тепла скворешни»). И вместе с тем именно эти детали помогают нагляднее ощутить всю значимость и величие «Тех дней единственных, когда / Нам кажется, что время стало». Отсюда такой естественный переход от обычных, казалось бы, дней, часов и даже минут — к веку и вечности, заложником или посланником которой ощущал себя поэт. И полусонным стрелкам лень Ворочаться на циферблате, И дольше века длить день И не кончается объятье. 2.2 Ваншенкин Константин Яковлевич (род. в 1925г.) — поэт участник Отечественной войны, автор известных песен «Я люблю тебя, жизнь», «Алеша», «Как провожают пароходы». Первые сб. стихов «Песня о часовых» (1951), «Портрет друга» (1955), «Волны» (1957) и сб. рассказов «Армейская юность» посвящены воинской службе, ровесникам, судьбе поколения. В следующих книгах стихов «Окна» (1962), «Повороты света» (1965), «Опыт» (1968), «Характер» (1973) обращается к современности к природе, к философскому осмыслению жизни, места человека в мире. Его стихам свойственна реалистическая простота и естественность формы.

Лауреат Гос. премии СССР (1985). 2.3 Ахмадулина Белла (Изабелла) Ахатовна (род. В 1937г.) — поэт, автор книг «Струна» (1962), «Уроки музыки» (1969), «Свеча» (1977) и др., поэм «Моя родословная» (1964), «Сказка о дожде» (1975), прозаических эссе. Все стихах сложность и богатство душевных движений воплощаются в изысканности и простоте поэтической речи. В книгах «Тайна» (1983), «Сад» (1987). «Ларец и ключ» (1994), «Гряда камней» (1995) обнаруживается новая глубина в постижении трагических противоречий мира. 2.4 Винокуров Евгений Михайлович (1925—1993) — поэт, участник Отечественной войны. В первых сб. «Стихи о долге» (1951), «Синева» (1956), «Признанья» (1958), наряду с воспоминаниями о войне, обнаружилась склонность к философичности. В книгах «Лицо человеческое» (1960), «Слово» (1962), «Музыка» (1964), «Характеры» (1965), «Зрелища» (1968), «Метафоры» (1972), «Контрасты» (1975), «Дом и мир» (1977) и др. обращение к истории и современности, к вечным проблемам бытия реализуется в живописности бытовых деталей, тонком психологическом анализе, находя воплощение в реалистической простоте стиля и стиха.

Лауреат Гос. премии СССР (1987). 2.5 Ахматова (Горенко) Анна Андреевна (1889—1966) — поэт. Стихи первых сборников «Вечер» (1912) н «Четки* (191'4) принесли признание читателей и критики. В следующих книгах «Белая стая» (1917), «Подорожник» (1921), « Anno Domini » (1922) любовная тема, фольклорные мотивы дополняются и обогащаются раздумьями о времени, о судьбах родины и народа. После длительного перерыва выходит сб. «Из шести книг» (1940). В годы войны широкую известность получили стихотворения «Клятва» (1941) и «Мужество» (1942). В 1946 г. была подвергнута разносной критике в постановлении ЦК. ВКП(б) и докладе А. Жданова. При жизни вышла итоговая книга «Бег времени» (1965), Наиболее значительные произведения — поэма-цикл «Реквием» (1935—61, опубл. в 1987), «Поэма без героя» (1940—65, полностью опубл. в 1989), раскрывающие трагическую сложность и противоречия эпохи. 2.6 Берггольц Ольга Федоровна (1910—1975) — поэт, прозаик. Первые сб. «Стихотворения» (1934) и «Книга песен» (1936). В 1938—39 годах подверглась аресту по ложному обвинению. Годы войны провела в осажденном Ленинграде. Тогда вышли книга стихов «Ленинградская тетрадь» (1942), лирические поэмы «Февральский дневник», «Ленинградская поэма» (1942), «Памяти защитников» (1944), «Твой путь» (1945), В них переданы жестокая правда блокадного быта, трагедия города, мужество и героизм его защитников. После войны пишет поэму «Первороссийск» (1950), трагедию в стихах «Верность» (1946—54), автобиографическую лирике-исповедальную повесть «Дневные звезды» {1954—59). Позже выходят книги стихов «Узел» (1965), «Верность» (1970), «Память» (1972) и др.

Лауреат Гос. премии СССР (1951). 2.7 Асеев Николай Николаевич (1889—1963) — поэт. В раннем творчестве испытал влияние символизма и футуризма (сб. «Ночная флейта», 1914). Автор известных поэм «Лирическое отступление (1924), «Маяковский начинается» (1940), сб. статей «Зачем и кому нужна поэзия» (1961), В книгах стихов «Раздумье» (1955) и «Лад» (1961) выразилось обострившееся ощущение современности и истории, ярко проявились черты патетико-романтического и вместе с тем задушевно-лирического тона и стиля. 3. Проза 1950 – 1960 годов Великая Отечественная война (1941 — 1945), послевоенная жизнь поставили перед обществом ряд небывалых доселе, необыкновенно сложных задач.

Помимо экономических и политических были проблемы социальные, нравственные, философские... Писатели второй половины века оказались перед сложнейшими эстетическими задачами. Новые противоречия, конфликты, рождение новых отношений с окружающим миром требовали других, зачастую . отличных от привычных подходов, способов отражения жизни, иных вариантов художественного постижения характеров. Эти годы, как переходные, примечательны тем, что творческий поиск новой концепции человека шел сразу в нескольких направлениях. При внимательном изучении процессов, происходивших в литературе тех лет, трудно согласиться с убеждением некоторых литературоведов, что в начале 1950-х годов в прозе существовала лишь бесконфликтность, нормативные принципы воссоздания человека и только со смертью Сталина (1953 г.), после XX съезда КПСС (1956 г.) наступают резкие изменения и литература возвращается к «реальному» человеку.

Бесспорно, исторические события «вмешивались» в развитие литературы, но в основе процесса художественного обновления лежат глубинные изменения в сознании людей, произошедшие в годы войны и послевоенного строительства, а также внутренние законы развития литературы, которые недооцениваются сегодня и которые сформировали не столь однозначную картину литературного процесса начала 50-х годов. Еще в 1949 г. Вера Панова (1905—1973), произведения которой «Спутники» (1946), «Кружилиха» (1947) и «Ясный берег» (1949) были отмечены Сталинскими премиями, познакомившись с корректурой повести «Ясный берег», писала: «... Повесть вышла хуже «Кружилихи». Слишком лучезарно, слишком мало серьеза жизненного.

Природа ли, душа ли человеческая — все пейзажики, пейзажики, не только до крови не доходит, но и под кожу не углубляется (письмо к А.К. Тараеенкову, 2 октября 1949 г.). А в 1951 г., когда получили Сталинскую (Государственную) премию С.Бабаевский (роман «Свет над землей» — продолжение «Кавалера Золотой Звезды») и Г.Николаева (роман «Жатва»), творчество которых для многих критиков впоследствии стало иллюстрацией) теории бесконфликтности, свой первый рассказ «Гражданский человек» («Сибиряк») на страницах уральской газеты опубликовал Виктор Астафьев.

Поучительна история его появления.

Случайно попав на занятия литературного кружка, двадцатисемилетний, прошедший войну Астафьев был возмущен услышанным здесь рассказом начинающего автора: «Взбесил тот рассказ меня, герой рассказа, летчик, сбивал и таранил фрицев, как ворон. Его встретили родные, невеста и вся деревня, да как встретили, что хоть бери и перескакивай из жизни в этот рассказ. А мы вот, два орла-молодожена, впорхнули в жизнь с продовольственными талончиками на полмесяца. А вдобавок ко всему в летнем обмундировании, в сапогах и пилотке, а на дворе ноябрь... Ночью, на дежурстве дурацкий рассказ лез в голову: «Нет, не такими были мужики и ребята, с которыми я воевал». В первом, еще наивном рассказе «Гражданский человек», но мнению писателя, было и притягательное свойство — все списано с натуры, а точнее, с фронтового товарища, «все-все: фамилия, имя, названия фронтовых и тыловых деревень, количество детей и т.д.». Одним словом, начинающий писатель Виктор Астафьев, не имевший к тому времени даже среднего образования, решительно не приемлет нормативные способы изображения, избирает свой путь постижения реальности, ориентиропанныи на личный опыт, он доверяет в жизни лишь тому, что познал и попробовал сам, этому принципу он остается, верен и в зрелые годы. В данном случае Астафьев является выразителем народной точки зрения, взглядов того солдата, который видел войну сам. Я думаю, что в конце 40-х, в самом начале 50-х, в сознании читателя и писателя, простых людей и интеллигенции полюс эстетического восприятия сместился от идеального — к реальному. И это оказало существенное влияние на литературу, были написаны опубликованы «Районные будни» (1952) В. Овечкина, «Русский лес» (1950—53) Л. Леонова, «За правое дело» В, Гроссмана (1952). Удивительные внутренние закономерности развития литературы, которые определяются суммарными усилиями талантов, их творческими предпочтениями, приоткрывает «потаенная проза» конца 40-х — 50-х. Два крупных советских писателя Михаил Пришвин и Борис Пастернак, неподвластные литературной политике тех лет, создают, тороча, и боясь не успеть, свои главные книги — романы «Осударева дорога» и «Доктор Живаго», находящиеся в стороне от общих устремлений творческой мысли. 4. Писатели эпохи оттепели. 4.1 Солженицын Александр Исаевич (род. 1918 г.) - прозаик.

Родился в Кисловодске. В 1924 году вместе с матерью Таисией Захаровной (отец погиб за полгода до рождения сына) переехал в Ростов.

Учился на физико-математическом факультете Ростовского университета.

Блестяще одаренный юноша одним из первых получил учрежденную в 1940 году Сталинскую стипендию.

Перейдя на четвертый курс, Солженицын параллельно поступил на заочное отделение МИФЛИ (Московского института философии, литературы и истории). Кроме того, учился на курсах английского языка и уже серьезно писал. В октябре 1941 года был мобилизован; на фронт он после обучения попал в 1942 году и прошел со своей 'звукобатареей' (выявляющей вражескую артиллерию) от Орла до Восточной Пруссии. Здесь в феврале 1945 года в связи с обнаруженными цензурой в его, капитана Солженицына, переписке с другом юности Н. Виткевичем резко критическими, 'левыми' оценками личности Сталина он был арестован, препровожден в Москву и осужден на 8 лет. Эти годы он провел вначале в лагере на Калужской заставе, затем четыре года - в НИИ ('шарашке'), два с половиной года - на общих работах в лагерях Казахстана. После освобождения из лагеря - вечное поселение в Кок-Терек на юге Казахстана (оно длилось три года), а затем - переезд в Рязанскую область и работа учителем математики в школе в одном из сел (этот момент изображен в рассказе 'Матренин двор') и в Рязани. Все эти годы, не исключая лагерных, Солженицын, как и на фронте, много писал: то поэму в стихах 'Дороженька', заучивая ее наизусть, то пьесу 'Республика труда' (1954), то 'роман о Марфинской шарашке' (1955-1968). Все эти обстоятельства - войну, лагерь, смерть Сталина в 1953 году и доклад Н. С. Хрущева о трагических последствиях культа личности Сталина на XX съезде КПСС в 1956 году - следует учитывать как факты духовной биографии Солженицына. Он их воспринял гораздо глубже, чем многие другие.

Первые опубликованные в начале 60-х годов на Родине произведения Солженицына - повесть 'Один день Ивана Денисовича' (1962), рассказ 'Матренин двор' (1963) - появились на исходе хрущевской 'оттепели', в преддверии периода застоя. Кроме этого, были опубликованы и другие рассказы писателя: 'Случай на станции Кочетовка' (1963), 'Захар-Калита' (1966), 'Крохотки' (1966). Солженицына стали называть, с одной стороны, писателем 'лагерной' прозы, а с другой - прозы 'деревенской'. Сам автор однажды заметил, что к жанру рассказа он обращался нечасто, 'для художественного удовольствия': 'В малой форме можно очень много поместить, и это для художника большое наслаждение - работать над малой формой.

Потому что в маленькой форме можно оттачивать грани с большим наслаждением для себя'. Повесть 'Один день Ивана Денисовича' первоначально называлась 'Щ-854 (один день одного зэка)'. Сколько бы ни писали о лагерной жизни, нельзя забыть колонну людей в бушлатах, с портянками на лицах от ледяного ветра с узкими прорезями для глаз, бараки, столовую, где голодные люди 'как на крепость лезут', зоркий мужицкий взгляд Ивана Денисовича Шухова. '... И вышла колонна в степь, прямо против ветра и против краснеющего восхода. Голый снег лежал до края, направо и налево, и деревца во всей степи не было ни одного'. Начался год новый, пятьдесят первый, и имел в нем Шухов право на два письма...' В повести читатель сталкивается со множеством ярких человеческих сознании, с полифонизмом помыслов и голосов. Иван Денисович, например, не может не высмеять, правда мягко, Алешу-баптиста и его призыв: 'Из всего земного и бренного молиться нам Господь завещал только о хлебе насущном: Хлеб насущный даждь нам днесь! - Пайку, значит? - спросил Шухов'. С сочувствием наблюдает Шухов бунт капитана второго ранга Буйновского против охраны, но не скрывает и свое сомнение: не сломается ли тот.

Близок Шухову бригадир Тюрин с его умной независимостью, расчетливым покорством судьбе, недоверием к фразе. В небольшом пространстве повести сочетаются многие человеческие судьбы, прежде далекие друг от друга. Время (один день) как бы вливается в пространство лагеря, растекается по снежному простору. Оно течет (вместе с движением колонны) по дороге, сжимается, уплотняется до узкого места на нарах. Это искусство сжатия, концентрации - замечательное достижение писателя. Оно связано с тем, что источником движения в повести был конкретный человеческий характер. В 1962 году отечественный читатель еще не знал романа Солженицына 'В круге первом' (1955-1968). Это роман о пребывании героя - интеллигента Нержина - в закрытом НИИ, в 'шарашке'. Здесь в беседах с другими заключенными: с критиком Львом Рубиным, инженером и философом Сологдиным - Нержин долго и мучительно выясняет: кто же в подневольном обществе в меньшей степени живет по лжи? Эти всезнайки-интеллигенты или вчерашний крестьянин Спиридон, дворник на этой же 'шарашке'? После острых, глубоких споров Нержин приходит к мысли, что, пожалуй, Спиридон, не понимающий множества превратностей истории и своей судьбы, жил все же наивнее и чище, нравственней, непритворней.

Старуха Матрена из рассказа 'Матренин двор' с ее бескорыстием, неспособностью обидеть мир, - а он ее не только обижал, грабил, но и погубил, - предшественница старух-праведниц из повести В. Распутина 'Последний срок' и 'Прощание с Матерой', бабушки из книги В. Астафьева 'Последний поклон' (см. 'Матренин двор'). 'Архипелаг ГУЛАГ' (1958-1968) сам автор образно определил как 'окаменелую нашу слезу'. В этом произведении привлекает не только богатство разговорных интонаций, оттенки сарказма и иронии. Самое важное в том, что в стиле писателя преобладает мозаичность склеенных кусков.

Значение разнонаправленных метаний, стремительных бросков в разных направлениях - в двух авторских выводах. С одной стороны, 'ГУЛАГ' - это окаменелая слеза, это обвинительный акт. А с другой - это книга о коллективном, еще не отмоленном грехе. Здесь все жертвы и соучастники - и те же Крыленко, Раскольников, Дыбенко, Горький, и доверчивые крестьяне, слепо сжигавшие дворянские библиотеки и убивавшие юнкеров в 1917 году, а в годы коллективизации составившие самый большой поток ссыльных. Из цепочки 'порывании' смятенной мысли Солженицына вызревает вывод о личном спасении его от внутренней 'запыленности', засаленности души ложью и пошлостью самодовольства.

Писатель приходит к своей излюбленной идее победы над злом через жертву, через неучастие, пусть и мучительное, во лжи. В финале своей книги Солженицын произносит слова благодарности тюрьме, так жестоко соединившей его с народом, сделавшей его причастным к народной судьбе: 'Благодарю тебя, тюрьма, что ты была в моей жизни'. Солженицын становится 'в оппозицию не столько к той или иной политической системе, сколько к ложным нравственным основаниям общества'. Он стремится вернуть вечным нравственным понятиям их глубинное, исконное значение.

Писатель продолжает одну из центральных гуманистических линий русской классической литературы - идею нравственного идеала, внутренней свободы и независимости даже при внешнем притеснении, идею нравственного совершенствования каждого. В этом он видит национальное спасение. Эту же мысль он проводит и в своей, казалось бы, самой 'политической', обличительной книге 'Архипелаг ГУЛАГ': '... линия, разделяющая добро и зло, проходит не между государствами, не между классами, не между партиями, - она проходит через каждое человеческое сердце - и через все человеческие сердца...' В небольшой статье 'Жить не по лжи!' в открытой публицистической форме писатель призывает жить по совести, жить по правде. 'Мы так безнадежно расчеловечились, что за сегодняшнюю скромную кормушку отдадим все принципы, душу свою, все усилия наших предков, все возможности для потомков - только бы не расстроить своего утлого существования. Не осталось у нас ни твердости, ни гордости, ни сердечного жара'. 'Так круг - замкнулся? И выхода - действительно нет?' Автор верит в обратное, будучи убежден, что 'самый простой, самый доступный ключ к нашему освобождению: личное неучастие во лжи! Пусть ложь все покрыла, пусть ложь всем владеет, но в самом малом упремся: пусть владеет не через меня!' В лекции по случаю присуждение Солженицыну Нобелевской премии (1970) он развивает эту мысль, доказывая, что писателям и художникам доступно еще большее - победить ложь. Свою речь писатель закончил русской пословицей: 'Одно слово правды весь мир перетянет'. Солженицынская правда жесткая, порой безжалостная. Но, как верно замечает по этому поводу С. Залыгин, 'в нашем отечественном контексте наше теперь уже ходячее выражение 'Смотреть правде в глаза' - это действительно то же самое, что 'смотреть в глаза страданию'. Такова наша история'. 4.1 Белов Василий Иванович (род. в 1932 г.) — прозаик, автор широко известной повести «Привычное дело» (1966), ставшей одним из ключевых произведений «деревенской прозы». Первые книги — сб. стихов «Деревенька моя лесная» к повесть «Деревня Бердяйка» — вышли в 1961 г.

Впоследствии опубликованы повести «Плотницкие рассказы» (1968), цикл юмористических миниатюр «Бухтины вологодские» (1969). прозаический цикл «Воспитание по доктору Споку» (1968—78), книга «очерков о народной эстетике» — «Лад» (1979—81), остросюжетный и полемический роман «Кануны» (1972-98). 4.2 Век Александр Альфредович (1903 —1972) — прозаик, участник гражданской и Великой Отечественной войн. Автор известной документаль но-психологической повести «Волоколамское шоссе» (1943—44)обоборо не Москвы в 1941 г.

Важной темой его творчества стала история и люди отечественной металлургии — от раннего рассказа «Последняя домна» (1936). повестей «Курако» (1934) и «События одной ночи» (1936) до романа «Новое назначение» (1960—64, опубликован в 1986), раскрывающего порочность и обреченность командно-административной системы, тоталитарного строя. 4.3 Пришвин Михаил Михайлович (1873—1954) — прозаик. В первых книгах путевых записей «В краю непуганых птиц» (1907) и «За волшебным колобком» (1908), в повести-очерке «У стен града невидимого» (1909) раскрывался мир природы, народной жизни, быта, языка, устно-поэтического творчества. Эти темы развиваются впоследствии в повестях «Жень-шень» (1933), «Неодетая весна» (1940), поэме в прозе «Фацелия» (1940), сказке-были «Кладовая солнца» (1945) и по вести-сказке «Корабельная чаща» (1954), наконец, в автобиографическом романе «Кащеева цепь» (1923—54). Особое место в творчестве писателя занимают роман-сказка «Осударева дорога(опубл.в 1957) и дневники, которые он вел на протяжении всей жизни. 4.4 Розов Виктор Сергеевич (род. в 1913 г.) — драматург, сценарист, участник Отечественной войны.

Первая пьеса «Ее друзья» (1949). Известность и успех пришли с постановкой пьесы о молодежи «В добрый час!» (1954, экранизации 1956), а особенно «Вечно живые» (1943—54), по которой был поставлен к/ф М.Калатозова и С.Урусевского «Летят журавли» (1957), отмеченный высшей наградой фестиваля в Каннах и получивший мировую известность.

Впоследствии пишет пьесы «В поисках радости» (1956), «Неравный бой» (1959), «В день свадьбы» (1963), «Традиционный сбор» (1966), «Гнездо глухаря» (1978), «Кабанчик» (1981, опубл. в 1987), посвященные острым социальным, духовным, нравственным проблемам.

Лауреат Гос. премии СССР (1967). 4.5 Овечкин Валентин Владимирович (1904—1968) — прозаик, драматург, участник Отечественной войны.

Первый сб. «Колхозные рассказы» (1935). Внимание читателей привлекла повесть «С фронтовым приветом» (1945). После войны пишет пьесы о деревне «Бабье лето» (1947), «Настя Колосова» (1949). Особенно значимым в его творчестве и во всей литературе стал получивший широкий общественный отклик и признание цикл очерков «Районные будни» (1952—56): «На переднем крае», «В том же районе», «Трудная весна» и др.

Продолжением начатого разговора стали пьесы «Летние дожди» (1959), «Время пожинать плоды» (1960) и др., но они заметно слабее очерков. 4.6 Паустовский Константин Георгиевич (1892—1968) — прозаик.

Известность ему принесли повести «Кара-Бугаз» (1932) и «Колхида» (1934), связанные с темой строительства, рассказы о человеке и природе «Летние дни» (1937), «Мещерская сторона» (1939), «Повесть о лесах» (1949), книги о людях искусства «Исаак Левитан», «Орест Кипренский» (1937), о природе художественного творчества «Золотая роза» (1956). Был одним из инициаторов и составителей сб. «Литературная Москва» (1956) и «Тарусские страницы» (1961). Главным своим трудом он по праву считал создававшуюся на протяжении многих лет «Повесть о жизни»: «Далекие годы» (1946), «Беспокойная юность» (1955), «Начало неведомого века» (1957), «Время больших ожиданий» (1959), «Бросок на юг» (1960), «Книга скитаний» (1963). 4.7 Аксенов Василий Павлович (род. в 1932 г.) — прозаик, автор лири-ко-исповедальных повестей «Коллеги» (1960), «Звездный билет» (1961), «Апельсины из Марокко» (1963), принесших ему широкую известность, романов «Ожог» (1975), «Остров Крым» (1979). Один из организаторов и активных участников альманаха «Метрополь» (1979). В 1980г. выехал в США, где впоследствии были написаны книги «В поисках грустного бэби» (1987), «Московская сага» (1992), в которых осмыслялась настоящая и прошлая жизнь Америки и России, внутренний мир современного человека. 4.8 Бакланов Григорий Яковлевич (род. в 1923г.) — прозаик, участник Отечественной войны, автор повестей «Южнее главного удара» (1957) и «Пядь земли» (1959), принесших ему широкую известность. Для них характерно пристальное внимание к внутреннему миру человека на войне, к изображению окопных будней переднего края.

Военной теме посвящены роман «Июль 41 года» (1965) н повесть «Навеки — девятнадцатилетние» (1979). Автор сценария «Был месяц май» (1970), пьесы «Пристегните ремни» (1975), а также очерков, рассказов, воспоминаний.

Лауреат Гос.

Премии СССР (1982). 4.8 Вампилов Александр Валентинович (1937—1972) — драматург, прозаик.

Первый сб. юмористических рассказов «Стечение обстоятельств» (1961), за которым последовали одноактные пьесы «Ангел» (1962) и «Дом окнами в поле» (1964). Наибольшую известность принесли пьесы «Прощание в июне» (1966), «Старший сын» (1968), «Утиная охота» (1970), «Прошлым летом в Чулимске» (1972). В них раскрываются сложные нравственные проблемы, исследуются неоднозначные, психологически углубленные характеры, тонко взаимодействуют символика и быт, лирика и сатира, трагедия и фарс.

Заключение Итак, литературный процесс 1950-60-х годов, будучи связанным, с социальной жизнью общества, в значительной степени определялся внутренними законами литературы, зависел от творческих устремлений писателей, над которыми они сами не властны, о чем свидетельствует не только творчество Пришвина и Пастернака, но и тупики «рабочей» прозы, и явление прозы деревенской. Наука до сих пор не может ответить на вопрос, почему крестьянская Россия смогла впервые самовыразиться только в начале XX в. в творчестве поэтов (С. Есенин, Н. Клюев, С. Кпичков). Во второй половине XX в., когда над крестьянской Атлантидой нависла смертельная опасность, ее интересы выражала плеяда талантливых прозаиков (Ф. Абрамов, В. Астафьев, В. Шукшин, И. Акулов, В. Белов, В.Распутин), в которой даже второй ряд писателей имел сильный творческий потенциал (С. Залыгин, В.Солоухин, Е. Носов, Б. Можаев, Ю. Гончаров и др.). Проза 50—60-х годов успешно развивалась на путях ускоренного сближения с реальностью, происходившего по разным направлениям. «Производственная» проза, так и не преодолев высокую планку художественности в осмыслении характера рабочего, сосредоточила свое внимание на воссоздании главного героя своего времени — руководителя Административной Системы, с которым, как оказалось, были низаны основные экономические успехи общества.

Пройдя путь познания характера советского администратора (Дроздов, Вальган, Бахирев, Балуев), литература добилась наибольшего творческого успеха » романе А. Бека «Новое назначение» (образ Онисимова). Я считаю развитии прозы о Великой Отечественной войне обозначились те тенденции: всестороннего глобального осмысления войны в панорамных романах и психологически углубленного изображения человека на войне в повестях и рассказах писателей, пришедших в литературу с передовой.

Деревенская повесть, опережая роман нового времени, вносила спои коррективы в художественное представление о жизни советской деревни в период коллективизации («На Иртыше» С. Залыгина) и послевоенного времени («Привычное дело» В. Белова), современности («Деньги для Марии» В. Распутина), открывала новые характеры, находила новые средства их художественного изображения.

Литература СССР конца 1940 и начала 1950 годов нуждалось в свободе. И после смерти Сталина с новой властью пришла новая эпоха гениальных поэтов и писателей. Я думаю, что для литературы эпоха оттепели было вторым дыхание, шансом выйти из грубой цензуры.

Писатели и поэты этого времени использовали этот шанс.

оценка стоимости аренды нежилого помещения в Курске
экспертиза мотоцикла в Твери
оценка лицензии в Орле

Подобные работы

Жизнь и творчество Максима Горького

echo "Детство писателя прошло в доме деда Василия Васильевича Каширина, который в молодости бурлачил, затем разбогател, стал владельцем красильного заведения, в старости разорился. Дед обучал мальчика

Костомаров Виталий Григорьевич

echo "Академик Российской академии образования, почетный доктор Берлинского Гумбольдского университета, Братиславского им. Коменского, Шанхайского и Хейлундзянского университетов в Китае, Улан-Баторс

Астафьев и дети

echo "Только в семье, считал он, отношение к жизни, все чувства и ощущения передаются по родству с молоком матери, редкой лаской отца, опускающего тяжелую ладонь на детскую голову». Сам писатель, как

История аканья

echo "Принимая во внимание, что падение редуцированных охватывает в основном Х II в. (для некоторых говоров можно предполагать сохранение редуцированных и в Х III в., но это как раз такие говоры, где

Реальное и фантастическое в произведениях Алексанндра Беляева

echo "Немало информации и материалов по теме помог мне найти отец, страстный любитель фантастики и почитатель А.Р.Беляева. Он дал мне прочитать, например, статью смоленского врача-кардиолога А.Гурзова

Билеты по литературе (2006г.)

echo "Поэтому так прославл я ютс я в «Слове» победы Св я тослава Киевского. Именно он обращаетс я с укором к Игорю и Всеволоду, отправившимс я «себе славы искати», именно он с горечью порицает «кн я

Почему Н.А.Добролюбов называет Катерину "лучом света в тёмном царстве"

echo "Добролюбову были свойственны революционно-демократические убеждения, которые полностью определили собой характер его литературно-критической деятельности. Статья “Луч света в тёмном царстве” бы

Звукопись, как особый художественный приём поэтической речи

echo "Фролова Елена Евгеньевна МОСКВА 2006 Содержание 1. Обоснование выбора темы исследования 3 2. § 1 Виды звукописи и её функции 3 3. § 2 Использование звукописи в романе А. С. Пушкина «Евгений Онег