Категории

Биология

Охрана природы, Экология, Природопользование

Технология

Психология, Общение, Человек

Математика

Литература, Лингвистика

Менеджмент (Теория управления и организации)

Экономическая теория, политэкономия, макроэкономика

Химия

Философия

Педагогика

Финансовое право

История государства и права зарубежных стран

География, Экономическая география

Физика

Искусство, Культура, Литература

Компьютерные сети

Материаловедение

Авиация

Программирование, Базы данных

Бухгалтерский учет

История

Уголовное право

Экскурсии и туризм

Маркетинг, товароведение, реклама

Социология

Религия

Культурология

Экологическое право

Физкультура и Спорт, Здоровье

Теория государства и права

История отечественного государства и права

Микроэкономика, экономика предприятия, предпринимательство

Нероссийское законодательство

Международные экономические и валютно-кредитные отношения

Политология, Политистория

Биржевое дело

Радиоэлектроника

Медицина

Пищевые продукты

Конституционное (государственное) право зарубежных стран

Государственное регулирование, Таможня, Налоги

Транспорт

Жилищное право

Гражданское право

Гражданское процессуальное право

Законодательство и право

Прокурорский надзор

Геология

Административное право

Историческая личность

Банковское дело и кредитование

Архитектура

Искусство

Конституционное (государственное) право России

Экономико-математическое моделирование

Право

Компьютеры и периферийные устройства

Астрономия

Программное обеспечение

Разное

Уголовное и уголовно-исполнительное право

Налоговое право

Техника

Компьютеры, Программирование

История экономических учений

Здоровье

Российское предпринимательское право

Физкультура и Спорт

Музыка

Правоохранительные органы

Экономика и Финансы

Международное право

Военная кафедра

Охрана правопорядка

Сельское хозяйство

Космонавтика

Юридическая психология

Ценные бумаги

Теория систем управления

Криминалистика и криминология




Рефераты на заказ в Ростове-на-Дону

Заказать контрольную работу в Москве

Вклад Н. М. Карамзина в развитие русского языка и литературы

Определяя его особенности, П.А. Вяземский указывал на «изящное изображение основного и повседневного». В противоположность классицизму сентименталисты декларировали культ чувств, а не разума, воспевали простого человека, освобождение и совершенствование его естественных начал. Герой произведений сентиментализма не героическая личность, а просто человек, с его богатым внутренним миром, разнообразными переживаниями, чувством собственного достоинства.

Основная цель дворянских сентименталистов – восстановить в глазах общества попранное человеческое достоинство крепостного крестьянина, раскрыть его духовные богатства, изобразить семейные и гражданские добродетели.

Излюбленными жанрами сентиментализма стали элегия, послание, эпистолярный роман (роман в письмах), дневник, путешествие, повесть. На смену господству драматургии приходит эпическое повествование. Слог становится чувствительным, напевным, подчёркнуто эмоциональным.

Первым и самым крупным представителем сентиментализма был Николай Михайлович Карамзин. II . Основная часть. 2.1. Биография Карамзина.

Николай Михайлович Карамзин (1766–1826) родился 1 декабря в селе Михайловка Симбирской губернии в семье помещика.

Получил хорошее домашнее образование. В 14 лет начал учиться в Московском частном пансионе профессора Шадена.

Окончив его в 1873 году, приехал в Преображенский полк в Петербург, где познакомился с молодым поэтом и будущим сотрудником своего «Московского журнала» И. Дмитриевым. Тогда же опубликовал свой первый перевод идиллии С. Геснера «Деревянная нога». Уйдя в отставку в чине подпоручика в 1784 году, переехал в Москву, где становится одним из деятельных участников журнала «Детское чтение для сердца и разума», издававшегося Н. Новиковым, и сближается с масонами.

Занимается переводами религиозно-нравооучительных сочинений. С 1787 года регулярно публикует свои переводы «Времён года» Томсона, «Деревенских вечеров» Жанлис, Трагедии Шекспира «Юлий Цезарь», трагедии Лессинга «Эмилия Галотти». В 1789 году в журнале «Детское чтение…» появилась первая оригинальная повесть Карамзина «Евгений и Юлия». Весной он отправляется в путешествие по Европе: посещает Германию, Швейцарию, Францию, где наблюдал деятельность революционного правительства. В июне 1790 года из Франции переезжает в Англию.

Осенью возвращается в Москву и вскоре предпринимает издание ежемесячного «Московского журнала», в котором была напечатана большая часть «Писем русского путешественника», повести «Лиодор», «Бедная Лиза», «Наталья, Боярская дочь», «Флор Силин», очерки, рассказы, критические статьи и стихотворения. К сотрудничеству в журнале Карамзин привлёк И. Дмитриева, А. Петрова, М. Хераскова, Г. Державина, Львова, Нелединского-Мелецкого и других.

Статьи Карамзина утверждали новое литературное направление – сентиментализм. В 1970-е годы Карамзин издавал первые русские альманахи – «Аглая» и «Аониды». Наступил 1793 год, когда на третьем этапе Французской революции была установлена якобинская диктатура, потрясшая Карамзина своей жестокостью.

Диктатура возбудила в нем сомнения в возможности для человечества достичь благоденствия. Он осудил революцию.

Философия отчаяния и фатализма пронизывает новые его произведения: повести «Остров Борнгольм» (1793), «Сиерра-Морена» (1795), стихотворения: «Меланхолия», «Послание к А.А.. Плещееву» и другие. К середине 1790-х Карамзин становится признанным главой русского сентиментализма, открывавшего новую страницу в русской литературе. Он был непререкаемым авторитетом для В. Жуковского, К. Батюшкова, юного Пушкина. В 1802-03 годах Карамзин издавал журнал «Вестник Европы», в котором преобладали литература и политика. В Критических статьях Карамзина вырисовывалась новая эстетическая программа, что способствовало становлению русской литературы как национально-самобытной. Ключ к самобытности русской культуры Карамзин видел в истории.

Наиболее яркой иллюстрацией его взглядов стала повесть «Марфа-посадница». В своих политических статьях Карамзин обращался с рекомендациями к правительству, указывая на роль просвещения.

Стараясь воздействовать на царя Александра I , Карамзин передал ему свою «Записку о Древней и Новой России» (1811), вызвав его раздражение. В 1819 году подал новую записку – «Мнение русского гражданина», вызвавшую еще большее недовольство царя.

Однако Карамзин не отказался от своей веры в спасительность просвещенного самодержавия и осудил восстание декабристов.

Однако Карамзина-художника по-прежнему высоко ценили молодые писатели, даже не разделявшие его политических убеждений. В 1803 году через посредство М. Муравьёва Карамзин получил официальное звание придворного историографа. В 1804 году он приступил к созданию «Истории государства Российского», над которой он работал до конца дней, но не завершил. В 1818 году были изданы первые 8 томов «Истории», величайшего научного и культурного подвига Карамзина. В 1821 году вышел 9-й том, посвящённый царствованию Ивана Грозного, а в 18245 году – 10-й и 11-й, о Фёдоре Иоанновиче и Борисе Годунов.

Смерть оборвала работу над 12-м томом. Это случилось 22 мая (3 июня по новому стилю) 1826 года в Петербурге. 2.2. Карамзин – писатель. 1) Мировоззрение Карамзина.

Карамзин с начала столетия был прочно определён на литературное жительство в хрестоматиях. Его изредка издавали, но не для чтения собственно, а с просветительскими целями. У читателя же сложилось твёрдое убеждение, что Карамзина и брать в руки не нужно, тем более что в самой краткой справке дело не обходилось без словечка «консервативный». Карамзин свято верил в человека и его совершенствование, в разум и просвещение: «Уничтожься на веки мысленная и чувствительная сила моя, прежде, нежели я поверю, что сей мир есть пещера разбойников и злодеев, добродетель - чуждое растение на земном шаре, просвещение - острый кинжал в руках убийцы». Карамзин открыл для русского читателя Шекспира, переводя в пору юношеских тираноборческих настроений «Юлия Цезаря», выпустив его в свет с восторженным вступлением в 1787 году, - именно эту дату надо считать начальной в шествии творений английского трагика в России. Мир Карамзинамир идущего духа, находящегося в непрерывном движении, вобравшего в себя всё, что составляло содержание предпушкинской эпохи. Никто столько не сделал для насыщения воздуха эпохи литературно-духовным содержанием, как Карамзин, прошедший множество предпушкинских дорог. Кроме того, надлежит увидеть силуэт Карамзина, выражающего духовное содержание эпохи, на обширном историческом окоёме, когда один век уступал место другому, и великому писателю было суждено играть роль последнего и первого. Как завершитель – «глава школы» отечественного сентиментализма – он был последним писателем XVIII века; как открыватель новой литературной области – исторической прозы, как преобразователь русского литературного языка – он, несомненно, стал первым – во временном смысле – писателем XIX века, обеспечив отечественной словесности выход на мировое поприще. Имя Карамзина первым прозвучало в немецкой, французской и английской литературах. 2) Карамзин и классицисты.

Классицисты видели мир в «ореоле блеска». Карамзин сделал шаг к тому, чтобы увидеть человека в домашнем халате, наедине с самим собою, отдавая предпочтение перед юностью и старостью «среднему возрасту». Величавость русских классицистов не была отброшена Карамзиным, – она сгодилась при показе истории в лицах.

Карамзин пришёл в литературу, когда классицизм потерпел первое своё поражение: Державин в 90-х годах XVIII века уже был признан крупнейшим русским поэтом, несмотря на полное его пренебрежение к традициям и правилам.

Следующий удар классицизму нанёс Карамзин.

Теоретик, реформатор русской дворянской литературной культуры, Карамзин ополчился против основ эстетики классицизма.

Пафосом его деятельности был призыв к изображению «естественной, не украшенной природы»; к изображению «истинных чувств», не связанных условностями представлений классицизма о характерах и страстях; призыв к изображению мелочей и повседневных деталей, в которых не было ни героизма, ни возвышенности, ни исключительности, но в которые свежему, непредубеждённому взгляду открывались «неизведанные красоты, свойственные мечтательному и скромному наслаждению». Однако, не следует думать, что «естественная природа», «истинные чувства» и внимательность к «незаметным деталям» превращали Карамзина в реалиста, стремившегося отобразить мир во всём его правдивом многообразии.

Мировоззрение, связанное с дворянским сентиментализмом Карамзина, как и мировоззрение, связанное с классицизмом, располагало лишь к ограниченным и во многом искажённым представлениям о мире и человеке. 3) Карамзин – реформатор.

Карамзин, если рассматривать его деятельность в целом, явился представителем широких слоёв русского дворянства. Вся реформаторская деятельность Карамзина отвечала интересам дворянства и в первую очередь – европеизации русской культуры.

Карамзин, следуя философии и теории сентиментализма, осознаёт удельный вес личности автора в произведении и значения его индивидуального зрения на мир. Он предлагает в своих произведениях новую связь между изображаемой действительностью и автором: личное восприятие, личное чувство.

Период Карамзин строил так, чтобы в нём было ощущение присутствия автора.

Именно присутствие автора превращало прозу Карамзина в нечто совершенно новое по сравнению с романом и повестью классицизма.

Рассмотрим художественные приёмы, наиболее часто используемые Карамзиным на примере его повести «Наталья, боярская дочь». Стилистические особенности повести «Наталья, боярская дочь» находятся в неразрывной связи с содержанием, идейной направленностью этого произведения, с его системой образов и жанровым своеобразием. В повести отражены характерные черты стиля, свойственные беллетристической прозе Карамзина в целом.

Субъективизм творческого метода Карамзина, повышенный интерес писателя к эмоциональному воздействию его произведений на читателя обусловливают в них изобилие перифразов, сравнений, уподоблений и т.п. Из различных художественных приемов – прежде всего тропы, которые дают автору большие возможности высказать своё личное отношение к предмету, явлению (т.е. показать, какое впечатление автор испытывает, или с чем может быть сравнимо впечатление, производимое на него каким-либо предметом, явлением). Употреблены в «Наталье, боярской дочери» и перифразы, вообще характерные для поэтики сентименталистов. Так, вместо того, чтобы сказать, что боярин Матвей был стар, близок к смерти, – Карамзин пишет: «уже тихое трепетание сердца возвещало наступление жизненного вечера и приближение ночи». Жена боярина Матвея не умерла, а «заснула вечным сном». Зима – это «царица хлада», и т.д.

Встречаются в повести субстантивированные прилагательные, не являющиеся таковыми в обычной речи: «Что ты делаешь, безрассудная!» В использовании эпитетов Карамзин идёт преимущественно двумя путями. Один ряд эпитетов должен оттенить внутреннюю, «психологическую» сторону предмета, с учётом того впечатления, которое предмет производит непосредственно на «сердце» автора (и, стало быть, на «сердце» читателя). Эпитеты этого ряда как бы лишены реального содержания. Такие эпитеты – характерное явление в системе изобразительных средств писателей-сентименталистов. И повести встречаются «вершины нежных гор», «любезный призрак», «сладкие грёзы», у боярина Матвея «чистая рука и чистое сердце», Наталья становится «пасмурнее». Любопытно, что Карамзин одни и те же эпитеты прилагает к различным предметам и понятиям: «Жестокий! (думала она). Жестокий!» – этот эпитет относится к Алексею, а несколько строчек спустя Карамзин называет мороз «жестоким». Другим рядом эпитетов Карамзин пользуется для того, чтобы оживить создаваемые им предметы, картины, воздействовать на зрительное восприятие читателя, «заставить заблистать, загореться, засиять описываемые им предметы. Так создаётся им декоративная живопись. Кроме эпитетов указанных видов, у Карамзина можно отметить ещё одну разновидность эпитетов, которая встречается значительно реже. Через этот «ряд» эпитетов Карамзин передаёт впечатления, воспринимаемые как бы со слуховой стороны, когда какое-либо качество по производимой им экспрессии может быть приравнено к понятиям, воспринимаемым на слух. «Луна спустилась …, и серебряным кольцом брякнули в боярские ворота.»; Здесь отчётливо слышится звон серебра, – в этом и заключается основная функция эпитета «серебряный», а не в указании, из какого материала было сделано кольцо.

Многократно встречаются в «Наталье, боярской дочери» обращения, характерные для многих произведений Карамзина. Их функция – придать повести более эмоциональный характер и внести в рассказ элемент более тесного общения автора с читателями, что обязывает читателя с большим доверием отнестись к событиям, изображаемым в произведении.

Повесть «Наталья, боярская дочь», как и остальная проза Карамзина, отличается большой напевностью, напоминающей склад стихотворной речи.

Напевность Карамзинской прозы достигается, главным образом, ритмической организованностью и музыкальностью речевого материала (наличием повторов, инверсий, восклицаний, дактилических окончаний, и пр.). Близость прозаических произведений Карамзина повлекла за собой широкое употребление в них поэтической фразеологии.

Перемещение фразеологических средств поэтических стилей в прозу создаёт художественно-поэтический колорит прозаических произведений Карамзина. 4) Краткая характеристика основных прозаических произведений Карамзина . Основные прозаические произведения Карамзина – это «Лиодор», «Евгений и Юлия», «Юлия», «Рыцарь нашего времени», в которых Карамзин изобразил русскую дворянскую жизнь.

Главная цель дворянских сентименталистов – восстановить в глазах общества попранное человеческое достоинство крепостного крестьянина, раскрыть его духовные богатства, изобразить семейные и гражданские добродетели. Те же особенности можно найти и в повестях Карамзина из крестьянской жизни – «Бедная Лиза» (1792) и «Фрол Силин, добродетельный человек» (1791). Самым значительным художественным выражением интересов писателя была его повесть «Наталья, боярская дочь», характеристика которой дана выше.

Иногда Карамзин уходит в своём воображении в совсем баснословные, сказочные времена и создаёт повести-сказки, например, «Дремучий лес» (1794) и «Остров Борнгольм». Последняя, содержащая описание скалистого острова и средневекового замка с какой-то загадочной семейной трагедией в нём, выражает не только чувствительные, но и возвышенно-таинственные переживания автора и поэтому должна быть названа сентиментально-романтической повестью. Для того чтобы правильно восстановить истинную роль Карамзина в истории русской литературы, необходимо предварительно развеять создавшуюся легенду о коренном преобразовании всей русской литературной стилистики под пером Карамзина; необходимо исследовать во всей полноте, широте и во всех внутренних противоречиях развитие русской литературы, её направлений и её стилей, в связи с напряжённой социальной борьбой в русском обществе последней четверти XVIII века и первой четверти XIX века.

Нельзя рассматривать стиль Карамзина, его литературную продукцию, формы и виды его литературно-художественной и публицистической деятельности статически, как единую, сразу определившуюся и не знавшую никаких противоречий и никакого движения систему.

Творчество Карамзина охватывает более чем сорокалетний период развития русской литературы – от Радищева до крушения декабризма, от Хераскова до полного расцвета пушкинского гения.

Повести Карамзина принадлежат к лучшим художественным достижениям русского сентиментализма. Они сыграли значительную роль в развитии русской литературы своего времени.

Интерес исторический они действительно сохранили надолго. 2.2. Карамзин – поэт. 1) Особенности поэзии Карамзина.

Широкой читательской публике Карамзин известен как прозаик и историк, автор «Бедной Лизы» и «Истории государства Российского». Между тем Карамзин был также поэтом, сумевшим и в этой области сказать своё новое слово. В стихотворных произведениях он остаётся сентименталистом, но в них отразились и другие стороны русского предромантизма. В самом начале поэтической деятельности Карамзин написал программное стихотворение «Поэзия» (1787). Однако, в отличие от писателей-классицистов, Карамзин утверждает не государственное, а сугубо личное назначение поэзии, которая, по его словам, «… всегда отрадою была невинных, чистых душ». Оглядываясь на историю мировой литературы, Карамзин по-новому оценивает её многовековое наследство.

Карамзин стремится расширить жанровый состав русской поэзии. Ему принадлежат первые русские баллады, которые впоследствии станут ведущим жанром в творчестве романтика Жуковского.

Баллада «Граф Гваринос» - перевод старинного испанского романса о побеге отважного рыцаря из мавританского плена. Она была переведена с немецкого языка четырёхстопным хореем. Этот размер выберет позже Жуковский в «романсах» о Сиде и Пушкин в балладах «Жил на свете рыцарь бедный» и «Родриг». Вторая баллада Карамзина – «Раиса» - близка по содержанию у повести «Бедная Лиза». Её героиня – девушка, обманутая любимым человеком, кончает жизнь в морской пучине. В описаниях природы чувствуется влияние популярной в то время мрачной поэзии Оссеана: «Во тьме ночной ярилась буря; // Сверкал на небе грозный луч». Трагическая развязка баллады и аффектация любовного чувства предвосхищает манеру «жестоких романсов XIX века». Поэзию Карамзина отличает от поэзии классицистов культ природы.

Обращение к ней глубоко интимно и в ряде случаев отмечено биографическими чертами. В стихотворении «Волга» Карамзин первый из русских поэтов воспел великую русскую реку. Это произведение создано по непосредственным впечатлениям детства. В круг произведений, посвящённых природе, входят «Моление о дожде», созданное в одно из страшных засушливых лет, а также стихотворения «К соловью» и «Осень». Поэзия настроений утверждается Карамзиным в стихотворении «Меланхолия». Поэт обращается в нём не к чётко выраженному состоянию человеческого духа – радость, грусть, а к его оттенкам, «переливам», к переходам от одного чувства к другому. За Карамзиным прочно закрепилась репутация меланхолика. Между тем печальные мотивы – только одна из граней его поэзии. В его лирике нашлось место и для жизнерадостных эпикурейских мотивов, вследствие чего Карамзина уже можно считать одним из родоначальников «лёгкой поэзии». Основой этих настроений было просветительство, провозглашавшее право человека на наслаждение, данное ему самой природой. К анакреонтическим стихотворениям поэта, прославляющим пиры, можно отнести такие его произведения, как «Весёлый час», «Отставка», «К Лиле», «Непостоянство». Карамзин – мастер малых форм.

Единственная его поэма «Илья Муромец», которую он в подзаголовке назвал «богатырской сказкой», осталась незаконченной. Опыт Карамзина нельзя считать удачным.

Крестьянский сын Илья Муромец превращён в галантного утончённого рыцаря. И всё-таки само обращение поэта к народному творчеству, намерение создать на его основе национальный сказочный эпос – весьма показательны. От Карамзина же идёт и манера повествования, изобилующая лирическими отступлениями литературного и личного характера. 2) Особенности произведений Карамзина.

Отталкивание Карамзина от классицистической поэзии отразилось и в художественном своеобразии его произведений. Он стремился освободить их от стеснительных классицистических форм и приблизить к непринуждённой разговорной речи.

Карамзин не писал ни од, ни сатир.

Излюбленными его жанрами стали послание, баллада, песня, лирическая медитация.

Подавляющее число его стихотворений не имеет строф или же написаны четверостишиями.

Рифмовка, как правило, не упорядочена, что придаёт авторской речи непринуждённый характер.

Особенно это характерно для дружеских посланий И.И. Дмитриеву, А.А. Плещееву. Во многих случаях Карамзин обращается к безрифменному стиху, за который ратовал в «Путешествии…» и Радищев. Так написаны обе его баллады, стихотворения «Осень», «Кладбище», «Песня» в повести «Остров Борнгольм», многие анакреонтические стихотворения. Не отказавшись от четырёхстопного ямба, Карамзин наряду с ним часто пользуется четырёхстопным хореем, который поэт считал более национальной формой, чем ямб. 3) Карамзин – родоначальник чувствительной поэзии . В стихах реформа Карамзина была подхвачена Дмитриевым, а за последним – арзамасскими поэтами. Так представляли себе в исторической перспективе этот процесс современники Пушкина.

Карамзин выступает родоначальником «чувствительной поэзии», поэзии «сердечного воображения», поэзии одухотворения природы – натурфилософствования. В отличие от реалистической по своим тенденциям поэзии Державина, поэзия Карамзина тяготеет к дворянской романтике, несмотря на мотивы, заимствованные из древних литератур и отчасти сохранённые в области стиха тенденции классицизма.

Карамзин первый прививает русскому языку форму баллады и романса, прививает сложные размеры. В поэмах хореи почти не были известны в русской поэзии до Карамзина. Не употреблялось и сочетание дактилических строф с хореическими.

Малоупотребителен до Карамзина был и белый стих, к которому Карамзин обращается, вероятно, под влиянием немецкой литературы.

Поиски Карамзиным новых размеров и нового ритма говорят всё о том же стремлении воплотить новое содержание.

Основной характер поэзии Карамзина, основная задача её – создание лирики субъективной и психологической, уловление в коротких поэтических формулах тончайших настроений души. Сам Карамзин так сформулировал задачу поэта: «Он верно переводит всё тёмное в сердцах на ясный нам язык, // Слова для тонких чувств находит». Дело поэта – выражать «оттенки разных чувств, не мысли соглашать» («Прометей»). В лирике Карамзина чувству природы, понятой в психологическом плане, уделено немалое внимание; природа в ней одухотворена чувствами живущего вместе с ней человека, и сам человек слит с нею.

Лирическая манера Карамзина предсказывает будущий романтизм Жуковского. С другой стороны, Карамзин использовал в своей поэзии опыт немецкой и английской литературы XVIII века.

Позднее Карамзин возвратился к французской поэзии, в это время насыщавшейся сентиментальными предромантическими элементами. С опытом французов связан интерес Карамзина к поэтическим «мелочам», остроумным и изящным стихотворным безделушкам, вроде «Надписей на статую Купидона», стихов к портретам, мадригалов. В них он пытается выразить изысканность, тонкость отношений между людьми, иногда вместить в четыре стиха, в два стиха мгновенное, мимолётное настроение, мелькнувшую мысль, образ.

Наоборот, с опытом немецкой поэзии связана работа Карамзина по обновлению и расширению метрической выразительности русского стиха.

Подобно Радищеву он недоволен «засильем» ямба. Он сам культивирует хорей, пишет трёхсложными размерами и в особенности насаждает белый стих, получивший распространение в Германии.

Разнообразие размеров, свобода от привычного созвучия должны были способствовать индивидуализации самого звучания стиха в соответствии с индивидуальным лирическим заданием каждого стихотворения.

Существенную роль сыграло поэтическое творчество Карамзина и в смысле разработки новых жанров. П.А. Вяземский писал в своей статье о стихотворениях Карамзина (1867): «С ним родилась у нас поэзия чувства любви к природе, нежных отливов мысли и впечатлений, словом сказать, поэзия внутренняя, задушевная… Если в Карамзине можно заметить некоторый недостаток в блестящих свойствах счастливого стихотворца, то он имел чувство и сознание новых поэтических форм». Новаторство Карамзина – в расширении поэтической тематики, в её беспредельном и неутомимом усложнении отзывалось потом чуть ли не на протяжении ста лет. Он первым ввёл в употребление белые стихи, смело обращался к неточным рифмам, его стихам была постоянно присуща «артистическая игра». В центре поэтики Карамзина – гармония, составляющая душу стихов.

Представление о ней носило несколько умозрительный характер. 2.4. Карамзин – реформатор русского литературного языка 1) Несоответствие теории «трёх штилей» Ломоносова новым требованиям.

Творчество Карамзина сыграло большую роль в дальнейшем развитии русского литературного языка.

Создавая «новый слог», Карамзин отталкивается от «трёх штилей» Ломоносова, от его од и похвальных речей.

Реформа литературного языка, проведённая Ломоносовым, отвечала задачам переходного периода от древней к новой литературе, когда ещё было преждевременным полностью отказаться от употребления церковнославянизмов.

Теория «трёх штилей» часто ставила писателей в затруднительное положение, так как приходилось употреблять тяжёлые, устаревшие славянские выражения там, где в разговорном языке они были уже заменены другими, более мягкими, изящными.

Действительно, эволюция языка, начавшаяся ещё при Екатерине, продолжалась. Вошло в употребление множество таких иностранных слов, которых не существовало в точном переводе на славянском языке.

Объяснить это можно новыми требованиями культурной, интеллигентной жизни. 2) Реформа Карамзина. «Три штиля», предложенные Ломоносовым, опирались не на живую разговорную речь, а на остроумную мысль писателя-теоретика.

Карамзин же решил приблизить литературный язык к разговорному.

Поэтому одной из главных его целей было дальнейшее освобождение литературы от церковнославянизмов. В предисловии ко второй книжке альманаха «Аониды» он писал: «Один гром слов только оглушает нас и никогда до сердца не доходит». Вторая черта «нового слога» состояла в упрощении синтаксических конструкций.

Карамзин отказался от пространных периодов В «Пантеоне российских писателей» он решительно заявлял: «Проза Ломоносова вообще не может служить для нас образцом: длинные периоды его утомительны, расположение слов не всегда сообразно с течением мыслей». В отличие от Ломоносова, Карамзин стремился писать короткими, легко обозримыми предложениями.

Третья заслуга Карамзина заключалась в обогащении русского языка рядом удачных неологизмов, которые прочно вошли в основной словарный состав. «Карамзин, – писал Белинский, – ввёл русскую литературу в сферу новых идей, и преобразование языка было уже необходимым следствием этого дела». К числу нововведений, предложенных Карамзиным, относятся такие широко известные в наше время слова, как «промышленность», «развитие», «утончённость», «сосредоточить», «трогательный», «занимательность», «человечность», «общественность», «общеполезный», «влияние» и ряд других.

Создавая неологизмы, Карамзин использовал главным образом метод калькирования французских слов: «интересный» от « interessant », «утончённый» от « raffine », «развитие» от « developpement », «трогательный» от « touchant ». Мы знаем, что ещё в петровскую эпоху в русском языке появилось множество иностранных слов, но они большей частью заменяли уже существовавшие в славянском языке слова и не являлись необходимостью; кроме того эти слова брались в необработанном виде, и поэтому были очень тяжелы и неуклюжи («фортеция» вместо «крепость», «виктория» вместо «победа», и т.п.). Карамзин, напротив, старался придавать иностранным словам русское окончание, приспосабливая их к требованиям русской грамматики, например, «серьёзный», «моральный», «эстетический», «аудитория», «гармония», «энтузиазм». 3) Противоречия Карамзина и Шишкова.

Большая часть молодых литераторов, современных Карамзину, приняли его преобразования и пошли за ним. Но не все современники были с ним согласны, многие не захотели принять его нововведения и восстали не Карамзина, как на опасного и вредного реформатора. Во главе таких противников Карамзина встал Шишков, известный государственный деятель того времени.

Шишков был горячим патриотом, но не был филологом, поэтому нападки его на Карамзина не были филологически обоснованы и носили скорее моральный, патриотический, а иногда даже политический характер.

Шишков обвинял Карамзина в порче родного языка, в антинациональном направлении, в опасном вольнодумстве и даже в порче нравов. В своём сочинении «Рассуждение о старом и новом слоге российского языка», направленном против Карамзина, Шишков говорит: «Язык есть душа народа, зеркало нравов, верный показатель просвещения, неумолчный свидетель дел. Где нет в сердце веры, там нет в языке благочестия. Где нет любви к отечеству, там язык не изъявляет чувств отечественных». Шишков хотел сказать, что только чисто славянскими словами можно выражать чувства благочестивые, чувства любви к отечеству.

Иностранные слова, по его мнению, искажают, а не обогащают язык: – «Древний славянский язык, отец многих наречий, есть корень и начало российского языка, который сам собой изобилен был и богат», он не нуждался в обогащении французскими словами.

Шишков предлагает заменить уже установившиеся иностранные выражения старыми славянскими; например, заменить «актёр» на «лицедей», «героизм» – «добледушие», «аудитория» – «слушалище», «рецензия» – «рассмотрение книг», и т.д.

Нельзя не признать горячей любви Шишкова к русскому языку; нельзя не признать и того, что увлечение всем иностранным, особенно французским, зашло в России слишком далеко и повело к тому, что язык простонародный, крестьянский стал сильно отличаться от языка культурных классов; но нельзя также не признать того, что нельзя было остановить естественно начавшуюся эволюцию языка; нельзя было насильно вернуть в употребление уже устаревшие выражения, которые предлагал Шишков, как например: «зане», «убо», «иже», «яко» и другие.

Карамзин даже не отвечал на обвинения Шишкова, зная твёрдо, что им всегда руководили исключительно благочестивые и патриотические чувства (так же как и Шишковым!), но что понять они один другого не могут! За Карамзина отвечали его последователи. В 1811 году Шишков основал общество «Беседа любителей русского слова», членами которого были Державин, Крылов, Хвостов, кн.

Шаховской и другие. Целью общества было поддержание старых традиций и борьба с новыми литературными течениями. В одной из комедий Шаховской осмеял Карамзина. За Карамзина обиделись его друзья. Они тоже создали литературное общество, и на своих шутливых собраниях высмеивали и пародировали заседания «Беседы любителей русского слова». Так возник знаменитый «Арзамас», борьба которого с «Беседой…» напоминает отчасти борьбу во Франции XVIII века. В Арзамас входили такие известные люди, как Жуковский, Вяземский, Батюшков, Пушкин.

Арзамас прекратил своё существование в 1818 году. III . Заключение.

Современники сравнивали его с Петром Великим. Это, конечно, метафора, одно из тех пышных поэтических уподоблений, на которые был столь щедр век Ломоносова и Державина.

Однако вся жизнь Карамзина, его блистательные начинания и свершения, оказавшие огромное воздействие на развитие отечественной культуры, были и в самом деле столь необыкновенны, что вполне допускали самые смелые исторические аналогии. IV . Библиография. 1. К. Бестужев-Рюмин.

Биографии и характеристики (летописцы России). – СПб, 1882. 2. Благой Д.Д. От Кантемира до наших дней. – М., 1979 3. Венгеров С.А. Источники словаря русских писателей, т.2, СПб, 1910. 4. Верховская Н.П. Карамзин в Москве и Подмосковье. – М., 1968. 5. Виноградов В.В. История русского литературного языка. – М., 1978. 6. Виноградов В.В. Очерки по истории русского литературного языка XVII - XVIII вв. – М., 1982 7. Виноградов В.В. Язык и стиль русских писателей: от Карамзина до Гоголя. – М., 1990. 8. Ждановский Н.П. Русские писатели XVIII века. – М.. 1954. 9. Западов А.В. Русская литература XVIII века. – М., 1979. 10. Западов А.В. Русская проза XVIII века. – М., 1979. 11. Иконников В.С. Карамзин – историк. – СПб, 1912. 12. Карамзин Н.М. Избранные статьи и письма. – М., 1982. 13. Карамзин Н.М. Избранное / предисловие Л. Емельянов. – М., 1985 14. Карамзин Н. и Дмитриев И. Избранные стихотворения. – Л., 1953 15. Карамзин и поэты его времени. – Л., 1936. 16. Карамзин Н.М. Письма русского путешественника / предисловие Г.П. Макогоненко. – М., 1988. 17. Н.М. Карамзин: указ. трудов лит., о жизни и творчестве. – М., 1999. 18. Ключевский В.О. Исторические портреты. – М., 1991. 19. Коваленко В.И. Политическая мысль в России.

Творческие портреты // Вестник Московского университета, серия 12, №2, 1999, с. 57. 20. Кочеткова Н.Д. Литература русского сентиментализма. – СПб, 1994. 21. Лотман Ю.М. Сотворение Карамзина. – М., 1998. 22. Макогоненко Г.П. От Фонвизина до Пушкина. – М., 1969. 23. На путях к романтизму, сборник научных трудов. – Л., 1984. 24. Найдич Э.Э. От Кантемира до Чехова. – М., 1984. 25. Орлов А.А. Русский сентиментализм. – М., 1977. 26. Орлов П.А. История русской литературы XVIII века. – М., 1991. 27. Осетров Е.И. Три жизни Карамзина. – М., 1985. 28. Осоргина А.И. История русской литературы. – Париж, 1955. 29. Очерк жизни и деятельности Н.М. Карамзина, СПб, 1866. 30. Павлович С.Э. Пути развития русской сентиментальной прозы. – Саратов,1974 31. Пирожкова Т.Ф. Карамзин – издатель Московского журнала. – М., 1978. 32. Платонов С.Ф. Н.М. Карамзин… – СПб, 1912. 33. Погодин М.П. Карамзин по его сочинениям, письмам и отзывам современников, ч. I , II . – М., 1866. 34. Поспелов Г. Классики русской литературы, критико-биографические очерки. – М., 1953. 35. Проблемы изучения русской литературы XVIII века. От классицизма к романтизму. – Л., 1974 36. Русская критика от Карамзина до Белинского, сборник статей. – М., 1981. 37. Русские писатели и поэты, краткий биографический словарь. – М., 2000. 38. Сергей Семанов.

независимая оценка ущерба в Твери
оценка стоимости ценных бумаг в Орле
оценка аренды земли в Брянске

Подобные работы

Словообразование как наука

echo "Значениями окончаний занимается морфология. Морфологией называют науку о формах (по-гречески морфэ и есть форма) слов, об их способности изменяться, например, склоняясь или спрягаясь. А теперь

Фразеология русского языка

echo "Однако фразеология как совокупность всех устойчивых выражений в том или ином языке - слишком широкое поле деятельности для такой небольшой работы, как данная. Русский язык - это национальный яз

Образ ночи в творчестве Ф.И.Тютчева

echo "Содержание: 1. Введение……………………………………………………………стр3-4. 2. Образ ночи в творчестве Ф.И.Тютчева…………………………..стр5-9. 3. Анализ стихотворения «Тени сизые смесились…»……………...стр10-11. 4. Отчего нам ноч

Дьявол и его свита в романе Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита».

echo "Правда остатки трех черновых тетрадей «романа о дьяволе» сохранились. Две общие тетради с изорванными листами и небольшая пачечка листков третьей тетради. Видно, что Булгаков рвал их, сидя за ст

Звукопись, как особый художественный приём поэтической речи

echo "Фролова Елена Евгеньевна МОСКВА 2006 Содержание 1. Обоснование выбора темы исследования 3 2. § 1 Виды звукописи и её функции 3 3. § 2 Использование звукописи в романе А. С. Пушкина «Евгений Онег

Поэтами рождаются, ораторами - становятся. Творчество Э. Асадова

echo "Поэтому я никогда не был перевертышем». Когда читаешь его сборники стихов, а я прочел их больше половины изданных , а некоторые не один раз, то веришь в правду и искренность этого человека и при

Нравственные проблемы в произведениях Валентина Григорьевича Распутина

echo "Туапсе 2006 г. ПЛАН Вступление_____________________________________3 стр. Анализ повети «Деньги для Марии»________________4 стр. Анализ повести «Последний срок»_________________7 стр. Анализ

Реальное и фантастическое в произведениях Алексанндра Беляева

echo "Немало информации и материалов по теме помог мне найти отец, страстный любитель фантастики и почитатель А.Р.Беляева. Он дал мне прочитать, например, статью смоленского врача-кардиолога А.Гурзова